kamenskaya_nika: (Default)
Чем выше уровень образованности у женщины, тем более правильный рацион питания в семье

Москва, 11 июня – АиФ-Москва. Брак с образованной женщиной положительно влияет на здоровье мужчины, считают шведские ученые.

К такому выводу они пришли в результате проведенного исследования, участие в котором приняли около полутора миллиона семейных пар. Анализ полученных данных показал, что уровень образованности жены напрямую влияет на состояние здоровья мужа, сообщают МедВести.

При этом высокий мужской интеллект подобного воздействия на женщин не имеет. Исследователи считают, что такие результаты могут быть связаны с принятием образованной супруги всех важных решений в семье. Например, относящихся к пищевому рациону. Чем выше уровень образованности у женщины, тем более правильные решения она принимает.

В то же время, как отмечают шведские ученые, мужчина зачастую является главным добытчиком денег в семье, что тоже является важным фактором для здоровья супругов, поскольку достаток позволяет приобретать качественные продукты питания.

http://health.mail.ru/news/179448/
kamenskaya_nika: (Default)
Получила вчера наконец очередное платье. Самое сложное по покрою и работе.
Портниха с ним тянула страшно. Я его заказала ей еще в прошлом году.
Модистка Света Рабинович страшно загружена, а я не особенно на нее наседала с этим платьем. Но она на самом деле классно шьет, фирма.
Посчитала - у меня теперь нарядов хватает. На полную как раз загрузку стиральной машины. Тут в Израиле так считают свою одежду:))))
Новое платье покажу на ФБ. Я там показала всего пять платьев, на самом деле их у меня несколько больше:))))
Если бы я раньше знала, как здорово красивые платья повышают жизненный тонус!!!

Следующее платье закажу только с первой зарплаты.
kamenskaya_nika: (Default)
С этой дамой я была знакома только заочно, через моих родных. Так получилось - они с ней общались, а я была занята в то время тем, чтобы не вылететь из МГУ за академическую неуспеваемость и чтобы найти очередь, где дают продукты - мне надо было кормить дочь, желательно каждый день, желательно раз 4-5. Дочь была в детстве чрезвычайно прожорливым ребенком, не то что я - о моей ненависти к еде в раннем детстве в семье до сих пор ходят легенды.
Read more... )
А бланманже с моего стола не сходит до сих пор. Я его готовила, наверно, сотни раз, и рецептов у меня десятка, наверно, три. В частности мой любимый - бланманже а ля крем-карамель, сама придумала. Про это будет следующий пост. Если вспомню рецепт. Вкус феерический.
kamenskaya_nika: (Default)
http://miss-tramell.livejournal.com/367813.html

Девочка совершенно права.
Я всегда была ненавистницей физкультуры и спорта, что довольно долго мне сходило с рук - тонкая кость делает до известных пределов полноту если не малозаметной, то приемлемой визуально. Но к 40 годам пренебрежение к физкультуре мне перестало сходить с рук, и я пошла в спортзал.

Так вот, Лена Миро насчет тренеров 100% права.
Когда я пришла в клуб, за мной стали ходить стадом красивые накачанные мальчики и предлагать себя в тренеры - зарплаты в "Планете Фитнес" персональные тренеры не получают, вернее, их зарплата формируется исключительно из гонораров их клиентов. Базовый оклад, возможно, тоже есть, но он пренебрежимо мал.
Но я женщина умная, и на накачанную мужскую красоту реагирую отдельно от принятия финансово значимых решений, а 30-40 долларов за час - это в моих масштабах финансово значимое решение.
И я обратилась к девушке-администратору с просьбой порекомендовать мне лучшего тренера. Она порекомендовала мне Таню Алексееву, чемпионку WFF. Таня шла в ПФ по высшей категории, ее занятия стоили еще на треть дороже, чем базовая тренерская часовая ставка. Но я решила, что не настолько богата, чтобы обходиться средненьким тренером. И Таня мной занялась - осмысленно и беспощадно. Она давала мне именно ту нагрузку, которая работала максимально эффективно. Сачковать не давала, но ни разу не было и эффекта перетренированности, перегрузки - Таня отслеживала мое состояние по зрачкам, по дыханию, по тонусу мышц.

В результате уже через два месяца девушки, пришедшие в ПФ одновременно со мной, стали подходить ко мне и спрашивать, у кого я занимаюсь - настолько разителен был эффект. Сами они занимались с теми самыми красивыми накачанными мальчиками, которые долго и упорно "продавались" им в тренеры - и девушки уговорились. После занятий с Таней Алексеевой, которая правильно ставила мне все движения, объясняла ошибки, даже я видела, что мальчики-красавчики просто халтурят - своим клиенткам они не ставили ни правильную технику движений, ни дыхание. Ну и результат был соответствующий - то есть его не было.

Так что да, 3 раза в неделю х 4 недели х 6 месяцев = 72 занятия с тренером по 30-50 долларов час + примерно столько же часов аэробных упражнений на выбор = 144 часа должны из любой тушки вылепить шикарную фигурку, если не жрать, а нормально питаться. И хороший тренер будет стоить скорее таки 50 долларов час минимум (то есть 3600 долларов за полгода). Хотя Таня Алексеева наверняка берет сейчас больше.

В Израиле приличного персонального тренера меньше чем за 150-200 шекелей за занятие и искать не стоит. Мде. Думаю таки поехать пока на очередную ню-парти нудистского клуба в СПА, опять зовут.
kamenskaya_nika: (Default)
Имелись ввиду, прежде всего, Вологодская и Архангельская губерния, и отчасти Псковская. Патриархальный быт и уклад крестьянской семьи во всех подробностях - севооборот, домашний скот, огород, лесные ягоды и грибы, рыбалка, охота, кухня и основные продукты - как обрабатывались, на что шли.

Очень интересное чтение.
Так, пишет Белов, приличные люди не себе рубахи в деревне никогда не рвали, потому что рубаха стоила многих часов труда. Да и до пьяного угара уважающие себя крестьяне не напивались.
Вообще в русском северном крестьянине было укоренившимся убеждение, что "хорошим" быть выгодно, а "плохим" - невыгодно.
Лениться было постыдно и для мужчин, и для женщин. Хозяйки соревновались - кто раньше встанет, у кого раньше из трубы дым пойдет, у кого раньше запахнет свежим хлебом и пирогами.
Молодые парни и девки были очень озабочены по достижении брачного возраста "справить" себе хорошую, "городскую" одежду и обувь. Парни - пиджачную "тройку", картуз и хромовые сапоги, девки - пиджачную "пару" с жакеткой в талию (привет сарафанам - это  было уже в начале 20 века). Зарабатывали обычно либо сами - парни на физических работах, девки рукоделием - за хорошую косынку вологодского кружева можно было купить "полсапожки" - высокие ботинки со шнуровкой, особенно популярные у крестьянских девушек. За штуку камчатого полотна можно было купить "мануфактуру" и заказать костюм портнихе - за пошив жакетки, естественно, крестьянские девушки сами не брались. Так вот, выходить на гулянки до обретения нужной одежды и обуви как полноценный жених или невеста парни и девки очень стыдились. На "справную" одежу деньги копили, о ней много говорили, не спали ночей в ожидании приобретения.
Белов подчеркивал, что "добродетель" русских людей шла не столько от религии и веры, сколько от семьи, рода, общины, где "все свои", а перед "своими" было стыдно выглядеть недостойно. Разрушение общины и перемещения масс еще до 1917 привели к разложению морали русского крестьянина, не боящегося выглядеть недостойно перед "чужаками".

Еще очень интересно писал Белов о регуляции численности детей в семье. Где-то по достижении 12-13 лет старшими детьми муж с женой обычно начинали "стыдиться" заниматься сексом, и процесс деторождения таким образом останавливался.

....Бабушка моего мужа, Аграфена Тимофеевна, рассказывала, что на Алтае и Горной Шории женщины тоже всеми силами старались подсократить количество своих детей. Для этого они как можно дольше, до 3 лет, кормили грудью очередного ребенка, тем увеличивая интервал между детьми до 3.5-4 лет. Не у всех, правда, срабатывал этот гормональный механизм саморегуляции. Был другой "способ" - в лесах Алтая и Горной Шории растет некая травка под названием "пятиручка" - представляет собой в пору цветения синенький стебелек с мелкими синенькими цветочками, а корень обычно состоит из пяти разветвлений и напоминает человеческую руку. Но попы баб пугали, что это грех, потому в пору, когда "пятиручка" цвела, бабы стыдились даже в лес ходить, даже за ягодами, и тайком посылали копать корешки "пятиручки" детишек.  "Пятиручка" была не абортивным, а именно противозачаточным средством, ее надо было заварить и выпить наутро после соития, чтобы не зачинать. Еще бабушка Аграфена рассказывала, что от новорожденных больных  (слепых, глухих) и очевидных уродов матери избавлялись разными способами - не кормили или кормили заведомо смертельной для младенцев едой, застужали, "засыпали". В этом, правда, ничего "эксклюзивного" "русского" или "крестьянского" нет. Сомерсет Моэм в  мемуарах о своей работе врачом в лондонских трущобах писал, что в бедных семьях лондонских пролетариев никто не радовался рождению очередного, надцатого младенца, и высокая младенческая смертность объяснялась им очень просто - закамуфлированные убийства ненужных младенцев. И обходя с патронажем многодетные семьи лондонских бедняков, он предупреждал матерей, чтобы они не вздумали избавляться от младенцев, грозил, что все их способы "естественного" умерщвления младенцев знает и виселицу им непременно обеспечит. Странно, но это действовало. Когда же после первой мировой войны феминистки стали распространять методы планирования деторождения, ко второй мировой Великобритания недосчиталась более чем миллиона молодых мужчин призывного возраста, в чем Черчиль и упрекал феминисток. Но это уже другам тема - женщина даже в достатке редко рожает более 2 детей, если у нее есть выбор не рожать больше, не рискуя жизнью и не подвергаясь общественному осуждению.
kamenskaya_nika: (Default)
1. Чем хуже у девушки дела, тем лучше она должна выглядеть.

2. Как ни крути, женщина в жизни мужчины бывает только одна. Все остальные — ее тени…



3. Не люблю длинных пиджаков — при разговоре с мужчиной я не вижу, как он ко мне относится.

4. Каждая девушка должна всегда знать две вещи: чего и кого она хочет.

5. Не выходите замуж за мужчин с кошельком для мелочи.

6. Мне наплевать, что вы обо мне думаете. Я о вас не думаю вообще.

7. Если вы хотите иметь то, что никогда не имели, вам придется делать то, что никогда не делали.

8. Не бывает некрасивых женщин, бывают ленивые.

9. Женщина беспокоится о будущем, пока не выйдет замуж. Мужчина не беспокоится о будущем, пока не женится.

10. Заботясь о красоте, надо начинать с сердца и души, иначе никакая косметика не поможет.

11. Женщина, которая не пользуется косметикой, слишком высокого мнения о себе.

12. Сдерживать себя, когда обидно, и не устраивать сцен, когда больно — вот что такое идеальная женщина.

13. Никто не молод после сорока лет, но мы можем быть неотразимыми в любом возрасте.

14. Все в наших руках, поэтому их нельзя опускать.

15. Старость не защищает от любви, но любовь защищает от старости.

16. Своей манерой одеваться я вызывала насмешки окружающих, но в этом и состоял секрет моего успеха. Я выглядела не так, как все.

17. Если ты рождена без крыльев, не мешай им расти.

18. Подлинное счастье стоит недорого: если за него приходится платить высокую цену, значит, это фальшивка.
kamenskaya_nika: (Default)

На очередном сайте знакомств я написала в своей анкете, что в сексе я предпочитаю "мужчин, с которыми не приходится имитировать оргазм".
Мужчины стали писать мне и задавать один и тот же вопрос: "Это как же можно имитировать оргазм?". </lj-cut>

Мужчины очень обиделись и забеспокоились.

Мне захотелось спросить у них: "А с чего вы взяли, что женщины вообще непременно должны его испытывать?".

Кто вообще знал 30 лет назад в стране развитого социализма про оргазм? Ну, кто? Кто из мужчин знал при социализме, что у женщины есть клитор?

Ответ – очень и очень немногие. Еще меньше мужчин знали, где этот  самый  клитор находится. И только у закрытой касты особо посвященных в таинства любви имелись сакральные знания о том, что с ним можно и нужно делать.

Про оргазм шептались. Женщины с женщинами. Чаще о том, что, увы, нет. Но приходится что-то такое изображать, а то ведь не отстанут.

Мужчины делились тайными знаниями, как довести женщину до оргазма. Давали друг другу машинные распечатки и фотокопии. "Камасутра", да, но чаще "Ананга Ранга", "Ветки персика", Нойберт "Новая книга о супружестве", китайские "Наставления чистой деве".

С распространением в русском народе знаний о том, что у женщин бывает оргазм, произошла какая-то странная метаморфоза. Оргазм из удовольстввия, из права женщины на удовольствие от секса, в котором ей было веками отказано патриархальной культурой, превратился в некую новую женскую обязанность. Обязанность испытать оргазм, кончить, во что бы то ни стало, ты должна кончить, я хочу, чтобы ты кончила. А не кончаешь, дура - сама виновата, стерва фригидная. Так всегда случается при фаллоцентрическом сознании, усугубленным тоталитарным режимом. Тот же аборт, в принципе, тоже вещь не такая плохая, дающая право женщине 100% распоряжаться своим телом и своей плодовитостью. Но к чему привело разрешение абортов в СССР? К тому, что аборт из права женщины стал е обязанностью, обязанностью мучительной, вредной для здоровья и порой смертельной.  Мужчины, мужья и любовники,  стали посылать своих подружек и даже жен на аборты с удивительной легкостью, в результате жены многих советских мужчин ходили на аборт по 2-3 раза в год. Как аборт из права женщины на планирование деторождения стал обязанностью, так и оргазм из права женщины на удовольствие от секса стал обязательным и непреложным атрибутом «нормального секса». Мужчины одурели. Вынь им оргазм и положь.

Отсутствие оргазма, кажется, сейчас единственная вещь, которую мужчина женщине не прощает вообще. Раньше от порядочной жены оргазмы не требовались, требовались только девственность до свадьбы и верность после свадьбы. Сейчас, за исключением мусульманской среды, девственность от невесты не требуется вообще, а женская неверность довольно легко прощается многими мужчинами. Женщине мужчины дружно не прощают одно - отсутствие оргазма. Еще горячо приветствуется мужчинами  такая популярная женская  байка – «ах милый, вот только с тобой я это и испытала, с другими - никак и никогда». Это как компенсация отсутствия девственности – когда женщина именно с тобой испытывает оргазм – это гораздо круче, чем быть дефлоратором. И сердце мужчины исполняется благодарностью к этой женщине, которая по-настоящему оценила его, не головой, не сердцем, а вот этим самым. Ведь что может быть более искренним комплиментом мужчине, чем женский оргазм? Очень многим женщинам эта байка помогла стать богатыми и знаменитыми. Просто даже трудно представить - скольким. Мужчины бывают очень благодарными женщинам, поддерживающим в них комплекс мужественности.

И именно потому, что мужчины сейчас так заморочены на оргазме как на самом достоверном и чуть ли не единственном доказательстве своей мужской состоятельности, женщины его и имитируют. Часто. Очень часто. И мужчинам без специальной медицинской подготовки никогда не отличить настоящий оргазм от имитированного (если, конечно, это была хорошая имитация).

Как же мужчины могут определить, испытала женщина оргазм или нет?

Дада. Традиционые стоны и крики, к ним традиционно веками прибегают профессионалки секса, за деньги, иногда большие. Боже мой, какая дешевка эти вопли. На самом деле это совершенно необязательный атрибут. Многие женщины испытывают оргазм совершенно беззвучно - особенно когда рядом стоит детская кроватка, особенно когда за стенкой спят родители.

А еще некоторые мужчины думают, что если их кусают и царапают во время секса, это таакая безумная страсть. Это тоже может быть имитацией, во всяком случае, это не может служить «доказательством истинного, неимитируемого оргазма».  Можно расцарапать мужику всю спину крестиками, ноликами и даже лого «ситроена», но притом даже не возбудиться. Но создать ему ощущение себя суперменом - это да. Так вот, кусанья с царапаньями - это тоже типичный женский прием-уловка, для создания колоритного антуража страсти.

А еще, если извиваться всем телом, и дышать эдак страстно, тоже можно создать правдоподобную иллюзию оргазма. А уж если у женщины в нормальном тонусе влагалище и она владеет внутренней своей мускулатурой, тут у мужчины просто НЕТ шансов определить - оргазм это или его иллюзия.
Пот, выделения из вагины - это признак простого возбуждения от акта, а не оргазма. Оргазм означает разрядку возбуждения и напряжения. Это другое.
И если начистоту, то мужчина в ходе занятия сексом не может и никогда не сможет определить, был оргазм у партнерши на самом деле или нет.
Это сможет определить только врач, вооруженный целым рядом медицинских приборов, при условии, что он сам в это время сидит рядом с кроватью, где пара предается радостям, и если врач притом занимается именно измерениями, а не сексом.

И наконец, внешние признаки настоящего оргазма

Тема эта была обсуждена с несколькими знакомыми врачами (с одним из которых я даже занималась сексом) - психоневрологом, невропатологом и нейрофизиологом. Они назвали три объективных признака оргазма, которые можно идентифицировать. Собственные ощущения женщины при оргазме оставляем за скобками, у каждой они индивидуальны.

1.  1.   "Профузный пот". К моменту наступления оргазма тело женщины сильно разогревается от интенсивного движения во время акта, и обычный на ней высыхает. Но в момент наступления оргазма на несколько мгновений выступает очень легкий, моментально выступающий на всем теле, и так же моментально сохнущий, пот. Легкий и нелипкий. Мой приятель защитил диссертацию на эту тему – «про профузный пот во время оргазма». Профузный пот невозможно имитировать, но покажите мне мужчину, который способен в возбужденном состоянии его идентифицировать.

2. Резкий подъем пульса акта во время и быстрое падение пульса после оргазма. Если у дамы после окончания полового акта тахикардия, возможно, она получила с мужчиной больное удовольствие, но извините, оргазма она не пережила. Будете каждый раз проверять тонометром с пульсометром? Зачем? Чтобы получить подтверждение своей мужской состоятельности? Тогда мне жаль таких мужчин.


3 Рефлекторное расслабление мускулатуры всего тела женщины после оргазма. Особенно влагалищных мышц. Мышцы влагалища после оргазма расслабляются настолько, что становятся податливыми,  как взбитые сливки. Продолжать активно акт женщине, минуту назад пережившей реальный оргазм, крайне затруднительно. Она, конечно, будет стараться, будет двигаться, может, даже еще немножко постонет для куражу, но это уже для мужчины для его вящего  удовольствия.

Еще раз - все эти три признака неимитированного реального оргазма может диагностировать у женщины только врач, дежурящий у койки «третьим» со своими приборами. Возбужденный мужчина эти признаки во время акта диагностировать не способен, даже если по профессии он медик

Поэтому хочется сказать мужчинам: отстаньте от нас со своими оргазмами. Получится в ходе акта любви оргазм - прекрасно, не получится - обойдемся. И не задавайте женщинам свой самый идиотский вопрос в мире "Ты кончила?". Просто наслаждайтесь процессом, чувствуйте женщину. Если эт та енщина, все получится. А если не та - зачем вообще на эту тему думать и переживать

Женщинам же об оргазме следует знать вот что. Женский оргазм - это главный эмоциональный ресурс удержания мужчины. Без шуток. И имитировать его надо уметь непременно. Жить с мужчиной под одной крышей – значить быть готовой к соитию 24/7, и при этом быть готовой если не испытывать оргазм каждый раз (что невозможно), то хотя бы уметь его имитировать так, чтобы ОН не догадался о подделке. Этого хотят все мужчины, когда женятся – чтобы его жена была всегда готова заняться с ним сексом и чтобы каждый раз она умирала от наслаждения. Ну дураки они, мужчины, причем в этом плане все дураки, потому что хотят невозможного. Однако, если женщина в данном конкретном  мужчине заинтересована,  то имеет смысл ему дать это ощущение его мужской силы и самцовой исключительности.  Так что вперед, к самосовершенствованию и познанию ресурсов собственной сексуальности – чтобы имитировать приходилось как можно реже или вообще не приходилось. Мужчины же сами по себе никогда сами не способны различить, когда у их  женщин был оргазм, когда нет. Так что лучше пусть думает, что оргазм у его жены бывает всегда. Только, умоляю, не надо, как в американских комедиях, орать мужу во время ссор «И вообще, ты импотент, в постели ты ноль, у меня с тобой никогда не было настоящих оргазмов!». Потому что тогда он наверняка очень обидится и уйдет.</lj-cut>

kamenskaya_nika: (Default)

Я тут посмотрела-почитала про известных персонажей.
Одна свекровь и прочих родственников выживает из квартиры.
Другая загоняет ее в клетушку-комнатушку и отжимает остальную площадь под свой приплод.
Третья сваливается в двушку к родителям мужа впятером, с тремя крошечными детьми и "не находит общего языка" с без того парализованной свекровью. Какой-то конкурс Дарвина.
А у меня перед глазами стояла пара моих когда-то близких знакомых.
Он сын дипломата-кгбшника, притом внук американского высокопоставленного коминтерновца.
Вырос в сталинском доме, в большой квартире с паркетом.
Она очень красивая женщина, из ближнего Подмосковья, с родителями без в/о - кажется, у обоих среднетехническое образование.

В их паре больше любил он, она скорее позволяла себя любить, но не суть.
Она аккуратистка-чистюля, свекровь была очень неряшливой. 
Тем не менее. Она сохранила прекрасные отношения с родителями и прочими родичами мужа, прожив со свекровью под одной крышей почти десять лет, только через три года после свадьбы родила ребенка. При первой же возможности подтолкнула мужа купить кооператив, попросив тихонько прирученного свекра-гебешника похлопотать.
Она очень хотела уехать в Штаты, где у отца ее мужа осталось много кузенов, и все они были очень небедными людьми, миллионерами. Так нередко бывает в солидных и приличных еврейских семьях - все братья делают деньги, как положено приличным евреям,  а один или два в семье братца-уродца - сходят с ума и делают революции. Как оно и положено уродам:))))
...Собирались они несколько лет, наконец выехали в Штаты по гостевой визе по приглашению этих самых богатых родственников мужа, которые нормальные евреи, а не ёбнутые. Уже на готовое высокоплачиваемое рабочее место по специальности, присмотренную для аренды жилплощадь и пр. Так вот, самое восхитительное во всей этой истории было то, что свекровь полагала жену своего сына героиней-декабристкой, которая не хотела ехать в Америку, которая рыдала, что не хочет покидать Родину, но все-таки поехала за мужем, чтобы спасти своего сына от ужасов российской армии. Я до сих пор апплодирую этой умнейшей, хитрейшей и тактичнейшей из всех знакомых мне русских женщин. Которая умела быть и расчетливой, и корыстной, и, когда надо, лицемерной (по сути), но умела притом элегантно сохранять лицо в глазах людей, от которых зависело ее будущее. 

kamenskaya_nika: (Default)

При росте 170 сантиметров вес женщины должен составлять 77 килограммов. При таких пропорциях можно  питаться полноценно без особых ограничений.

Учёные из Национального института здоровья Хайфы (Израиль)  рассчитали идеальные параметры женщины. Как пишет The Epoch Times, в результате этих подсчётов выяснилось, что  при росте 170 сантиметров вес женщины должен составлять 77 килограммов. При таких пропорциях можно  питаться полноценно без особых ограничений.

Недавно в Израиле приняли закон, запрещающий выпускать на подиумы  худых моделей. Эта мера – попытка борьбы с анорексией, возникающей у женщин, подражающих модельным стандартам.

Что же касается идеала женской красоты, то, если верить опросам,  в прошлом 2012 году он выглядел бы так: губы, как у Скарлетт Йохансон, челюсть темнокожей красавицы Холли Берри, кожа, как у Эмми Адамс с телом Пенелопы Крус.

Эта очередная утка отсюда:
http://health.mail.ru/news/155993

Вот прямо все, чей рост 170, должны срочно подогнать свой вес к 77.
О том, что "нормальный вес" нормостеника, гиперстеника и астеника отличается на 5-12 килограмм при одном и том же росте и возрасте "учёные из Национального института здоровья Хайфы (Израиль)" предпочли, похоже, забыть. Очевидно, что при росте 170см и весе 77кг три разные женщины могут выглядет по-разному - одна как в меру упитанная атлетка, другая как здоровенная бабища с квадратной спиной, третья хилой и притом заплывшей целлюлитом. Мде. "Британским ученым" приходят на смену "израильские ученые". Держим ухо востро и не выключаем мозги:))))


kamenskaya_nika: (Default)
Я так и не поняла - чем она занималась в жизни и на что жила.
Какой-то анриал во всем.
Я с богемной средой соприкоснулась когда-то.
Судьба  свела меня с одним известным персонажем. Давно это было. <lj-cut>
Фотограф, поэт, музыкант, звукорежиссер и еще куча талантов.
Красив, обаятелен, сексуален.
Отношения с ним длились очень недолго, реально - пару дней, плюс еще пару лет перезванивались. На самом деле я их прекратила практически сразу, так как меня очень неприятно поразила его радостная готовность "присосаться-подкормиться". Времена тогда были непростые - в доме у меня было всего три продукта: купленная по случаю головка сыра, кукурузная мука, и кусок мяса в морозилке. Мои кулинарные таланты, которые я ему продемонстрировала, для него были крайне актуальны - денег у него было в обрез, на пиво, черный хлеб и сигареты.
Я пекла в электровафельнице кукурузные лепешки - то ли тортилья, то ли маца, клала в серединку сыр, и еще раз их прогревала в вафельнице, чтобы расплавить сыр. Он, с восторгом принял  это мое "изобретение", и жадно требовал каждый раз "больше сыра", хотя я и так клала огромные ломти сантиметровой толшины, потом хозяйски полез в холодильник, обнаружил кусок замороженного мяса, вытащил и заявил, что давно не ел мяса, но раз оно у меня есть, я должна его ему приготовить. Я приготовила котлеты, целую сковородку. Надо ли мне говорить, что он сожрал все, кроме тех двух, что я успела отложить себе на тарелку, до того, как поставила сковороду на стол. Он просто подгреб к себе сковородку, загородил сковородку рукой от посягательств. и сожрал все, что на ней было. Интеллигентный москвич, не деревня. Он полагал, что если он голоден, все должны его кормить. Все, кто окажется рядом. 

На другой день он пришел, увидел, что ничего нового у меня, кроме сыра и кукурузных лепешек, не возникло, и осведомился "А мяса точно больше нет?" - и еще раз тщательно осмотрел морозильник.
Как я поняла, он собирался так приходить каждый день, пока у меня есть сыр. И я поспешила бежать с остатками сыра прочь из Москвы, на дачу к родичам, к его большому разочарованию.
Повторяю, два года я с ним еще общалась - он был интересный персонаж, у него были интересные истории, просто мне совершенно не хотелось с ним контактировать вживую, уж очень был хваток. Наконец мне пришлось его послать открытым текстом, когда он вдруг потребовал, чтобы я порекомендовала его на проект, который вскользь упомянула и которого еще на самом деле не было. Я ответила на его наглое требование, что знаю его лишь как оторванного богемного персонажа, любителя халявы и паразита - и в таком только качестве и могу его порекомендовать. Он обиделся и перестал звонить.  У меня хватило ума не связываться с молодым здоровым мужиком, не способным заработать себе на еду. И на "богеме" тогда же была поставлена жирная точка. Но, продолжаю, пару лет мы еще общались по телефону, я каждый раз отговаривалась от приглашений в его холостяцкую берлогу - он ждал меня непременно "со своей едой" - я так ни разу больше и не пришла.

Совершенно случайно, не узнав меня, он написал мне на сайте знакомств. На сайте он предлагает дамам послушать музыку и выпить глинтвейну в его "студии" (наверняка эта "студия" просто его засранная по самое не могу однушка), предлагает "необычные эротические эксперименты" и просит держаться от него подальше женщин "в теле", некрасивых, меркантильных и желающих замуж.
Как только он выяснил, кто я и что я, он тут же нет, не попросил, а потребовал: "Раз уж мы с тобой встретились ты должна помогать мне раскрутиться, и рекомендовать меня как фотографа и звукооператора". Узнав, что собираюсь в Израиль, тут же заявил, что это его мечта - уехать из России, и проще всего это сделать через Израиль, и что ему очень нужен фиктивный брак с еврейкой. Все мои попытки выяснить, что же я ему все-таки "должна" и что в таком случае мне "должен" он, привели к длинному, реплик на пятьсот, тягомотному выяснению никогда и не существующих отношений. Такой вот прелестный мальчик 47 лет. Где-то у него выросла давно взрослая дочь, которую он терпеть не мог, потому что бывшая жена ему ее "навязала" (то есть родила) и уже есть внуки. А он все еще молод душой.

И почему-то я вспомнила этого "богемного мальчика" 47 лет, катающегося на велике от Мск до СПб, когда читала ЖЖ "Черской".
И в очередной раз убеждалась, что "богема" в чистом таком вот виде, как в случае этой парочки, она обречена. Такие вот эфемерные девочки, если хотят семью, должны выходить замуж за "земного", крепко стоящего на ногах мужчину. Как Попрыгунья за Дымова. Выйди Попрыгунья за художника Рябовского - кто-то из них тоже кого-то непременно убил, или кто-то из них непременно бы покончил с собой. А так Попрыгунья заездила своего мужа Дымова, усталый и замотанный, он заразился смертельной болезнью и умер. Дуб оказался слабее лианы - лиане надо выбирать дуб по себе. Но выйди Попрыгунья замуж за купца - и денег было бы больше, и укорот бы купец жене организовал, никаких тебе вояжей с холостыми художниками. А тут именно оно и случилась - Попрыгунья вышла за Рябовского и родила ему детей, которых он не может содержать и  с которыми она не хочет "возиться".

Есть у меня знакомый москвич (если читаешь, прости, ты тоже попадаешь в богему). Тоже давно не имеет ни постоянной работы, ни постоянного заработка, и все дольше его перерывы между работами. Тем не менее, нашлась женщина, на 10-15 лет его младше, и даже родила ему ребенка, и даже вышла за него замуж. НО. У нее хорошая работа, у нее прочный тыл с еще молодыми и небедными родителями. Можно и от "богемных" мужчин с хорошими генами родить при тылах и если сама прочно стоишь на ногах. Но было бы безумием рожать от "богемного мальчика", будучи сама "богемной девочкой".

О чем думала "Черска", родив в рекордно короткий срок троих детей от двух мужчин, я могу себе представить. Сначала родила от успешного и состоятельного, и даже получила в подарок квартиру - да, однушку, да не в Москве, а в Подмосковье, но уже кое-что. Но вот опять роман, и опять  женатый, который на этот раз бросает семью ради нее (счастье-то какое!). Она думала, что вот, сейчас ее муж Алексей наконец станет владельцем лучшего ресторана в Москве, они разбогатеют и купят просторную квартиру, и у ее детей будет няня, а она будет в его ресторане "хозяйкой", приветствуя друзей и гостей из московского бомонда. Она захотела вознаградить себя за годы скитаний по чужим углам и пошла ва-банк, продав квартиру. И вдруг натыкаюсь в ее ЖЖ, что она не любит возиться с детьми(?!). Что готова  на любую работу, даже если няне придется платить больше ее заработка, лишь бы не сидеть со своими (!!) детьми. Что оказывается, она не готова к тому, что материнство - это большая работа, как минимум. Женщина не должна рожать детей если 1) она не любит "быт" и не умеет его организовать 2) если она бедна настолько, что у нее нет денег на домработницу и няню. Кстати, няня и домработница - разные профессии, если кто не в курсе. Заниматься домом, когда надо накормить-усадить на горшки-вытереть попки-одеть-выгулять-раздеть троих детей, это нереально. Тут не до генеральной уборки.
И тут меня удивило, что они открыли кафе, всего лишь продав её квартиру в Реутово. Я не знаю, сколько там, в Реутово стоят однушки, вряд ли больше 150 тысяч долларов. Так вот, на эти деньги открыть нормально кафе НЕВОЗМОЖНО. Когда мне предлагали инвесторы впрячься в это дело (открыть кафе) в 2004, речь шла о суммах 300-500 тысяч - в эту сумму входило содержание кафе без расчета на достаточную прибыль в течение года. Не думаю, что сейчас можно обойтись меньшей кровью. И какие-то странные отношения с друзьями-инвесторами, составлявшими, похоже, основную массу посетителей обоих их кафе, которые не приносили им прибыли, а только объедали-обпивали. Мадам Е., которой я раскручивала в 2006 кафе "Транзит", полагала царским подарком скидку в 15%, и то для лучших друзей. Работая у нее и получая у нее же зарплату, я имела "корпоративную" скидку в 30%, а минимальная наценка в ее кафе составляла 200-300%, да и то только на продукты для блюд, а не на напитки. Так что, даже заказывая себе блюда с максимальной скидкой в 30%, я приносила Жене и ее супругу прибыль. Чай же в "Транзите" специально процеживали через ситечко, чтобы клиент, упаси Бог,  не потребовал "долить в заварку кипяточку", а чтобы заказывал новый чай, потому что чай приносил свыше 1000% прибыли. И Женя Е., продав "Транзит", открыла новый "Абажур". Но никого она в своих обоих "Абажурах" даром не кормит, потому что Женя все что угодно, но не дура. Но это уже совсем другая история.
kamenskaya_nika: (Default)
Читаю рассказ "О первой любви" Горького. Его первой любовью была Ольга Каминская, дворянка, выпускница Белостокского института благородных девиц и участница революционного движения (скорее всего, анархистка). Горького восхищало, что эта изящная образованная женщина, скитаясь по подвалам и дешевым квартитам, содержала себя и свое жилье в чистоте, сама готовила, убиралась, шила красивые платья и шляпки. "С утра до вечера она работала  - с утра за кухарку и горничную, потом садилась за  большой стол под окнами и весь день рисовала карандашом..."  Дальше - много текста Горького об Ольге Каминской <lj-cut>


<<....Вскоре я узнал, что она, несмотря на свою внешность девушки, старше меня на десять лет, воспитывалась в Белостокском институте «благородных девиц», была невестой коменданта Зимнего дворца, жила в Париже, училась живописи и выучилась акушерству....

Знакомство с богемой и эмигрантами, связь с одним из них, затем полукочевая, полуголодная жизнь в подвалах и на чердаках Парижа, Петербурга, Вены, — все это сделало институтку человеком забавно спутанным, на редкость интересным. Легкая, бойкая, точно синица, она смотрела на жизнь и людей с острым любопытством умного подростка, задорно распевала французские песенки, красиво курила папиросы, искусно рисовала, недурно играла на сцене, умела ловко шить платья, делать шляпы. Акушерством она не занималась.
— У меня было четыре случая практики, но они дали семьдесят пять процентов смертности, — говорила она.
Это оттолкнуло ее навсегда от косвенной помощи делу умножения людей, — о ее прямом участии в этом деле свидетельствовала дочь ее, — милый и красивый ребенок лет четырех.>>

<<С утра до вечера она работала, утром — за кухарку и горничную, потом садилась за большой стол под окнами и весь день рисовала карандашом — с фотографии — портреты обывателей, чертила карты, раскрашивала картограммы, помогала составлять мужу земские сборники по статистике. Из открытого окна на голову ей и на стол сыпалась пыль улицы, по бумагам скользили толстые тени ног прохожих. Работая, она пела, а утомясь сидеть — вальсировала со стулом или играла с девочкой и, несмотря на обилие грязной работы, всегда была чистоплотна, точно кошка.
И небрежный тон, которым она говорила о себе, и ее снисходительное отношение к людям внушили мне уверенность, что этот человек знает необыкновенное. У нее есть свой ключ ко всем загадкам жизни, от этого она всегда веселая, всегда уверена в себе.>>

<<Зимою она, с дочерью, приехала ко мне в Нижний.
«Бедному жениться — и ночь коротка», насмешливо-печально говорит мудрость народа. Я проверил личным опытом глубокую правду этой пословицы.
Мы сняли за два рубля в месяц особняк, — старую баню в саду попа. Я поселился в предбаннике, а супруга в самой бане, которая служила и гостиной. Особнячек был не совсем пригоден для семейной жизни, — он промерзал в углах и по пазам. Ночами, работая, я окутывался всей одеждой, какая была у меня, а сверх ее — ковром и все-таки приобрел серьезнейший ревматизм. Это было почти сверхестественно при моем здоровье и выносливости, которыми я в ту пору обладал и хвастался.
В бане было теплее, но когда я топил печь, все наше жилище наполнялось удушливым запахом гнили, мыла и пареных веников. Девочка, изящная фарфоровая куколка с чудесными глазами, нервничала, у нее болела голова.
А весною баню начали во множестве посещать пауки и мокрицы, — мать и дочь до судорог боялись их, и я часами должен был убивать насекомых резиновой галошей. Маленькие окна густо заросли кустами бузины и одичавшей малины, в комнате всегда было сумрачно, а пьяный капризный поп не позволял мне выкорчевать или хотя бы подрезать кусты.
Разумеется, можно бы найти более удобное жилище, но мы задолжали попу, и я очень нравился ему, — он не выпускал нас.
— Привыкнете! — говорил он. — А то, заплатите должишки и поезжайте хоша бы к англичанам.
Он не любил англичан, утверждая:
— Это нация ленивая, она ничего не выдумала, кроме пасьянсов, и не умеет воевать...
Мне было мучительно, до бессонницы стыдно пред женщиной за эту баню, за частую невозможность купить мяса на обед, игрушку девочке, за всю эту проклятую, ироническую нищету. Нищета — порок, который меня лично не смущал и не терзал, но для маленькой изящной институтки и, особенно, для дочери ее — эта жизнь была унизительна, убийственна.
По ночам, сидя в своем углу за столом, переписывая прошения, апелляционные и кассационные жалобы, сочиняя рассказы, я скрипел зубами и проклинал себя, людей, судьбу, любовь.
Женщина держалась великодушно, точно мать, когда она не хочет, чтобы сын видел, как трудно ей. Ни одной жалобы не сорвалось с ее губ на эту подлую жизнь; чем труднее слагались условия жизни, тем бодрей звучал ее голос, веселее — смех. С утра до вечера она рисовала портреты попов, их усопших жен, чертила карты уездов, — за эти карты земство получило на какой-то выставке золотую медаль. А когда иссякли заказы на портреты, — она делала из лоскутов разных материй, соломы и проволоки самые модные парижские шляпы для девиц и дам нашей улицы. Я ничего не понимал в женских шляпах, но, очевидно, в них скрывалось что-то уморительно-комическое, — мастерица, примеряя перед зеркалом сделанный ею фантастический головный убор, задыхалась в судорожном смехе. Но я заметил, что эти шляпы странно влияют на заказчиц, — украсив головы свои пестрыми гнездами для кур, они ходили по улицам, как-то особенно гордо выпячивая животы.
Я работал у адвоката и писал рассказы для местной газеты по две копейки за строку. Вечерами, за чаем, — если у нас не было гостей, — моя супруга интересно рассказывала мне о том, как царь Александр II посещал Белостокский институт, оделял благородных девиц конфектами, от них некоторые девицы чудесным образом беременели, и не редко та или иная красивая девушка исчезала, уезжая на охоту с царем в Беловежскую пущу, а потом выходила замуж в Петербурге.
Моя жена увлекательно рассказывала мне о Париже; я уже знал его по книгам, особенно по солидному труду Максима дю-Кан, она изучала Париж по кабачкам Монмартра и суматошной жизни Латинского квартала. Эти рассказы возбуждали меня сильнее вина, и я сочинял какие-то гимны женщине, чувствуя, что именно силою любви к ней сотворена вся красота жизни.
Больше всего нравились мне и увлекали меня рассказы о романах, пережитых ей самой, — она говорила об этом удивительно интересно, с откровенностью, которая — порою — сильно смущала меня. Посмеиваясь, легкими словами, точно штрихи тонко заостренного карандаша, она вычерчивала комическую фигуру генерала Ребиндер, ее жениха, который, выстрелив в зубра прежде царя, закричал вслед раненому быку:
— Простите, Ваше Императорское Величество!
Рассказывала она о русских эмигрантах, и всегда в словах ее я чувствовал скрытую улыбку снисхождения к людям. Порою ее искренность нисходила до наивного цинизма, она вкусно облизывала губы острым, розовым языком кошки, а глаза ее блестели как-то особенно. Иногда мне казалось, что в них сверкает огонек брезгливости, но чаще я видел ее девочкой, самозабвенно играющей с куклами.
Однажды она сказала:
— Влюбленный русский всегда несколько многословен и тяжел, а не редко — противен красноречием. Красиво любить умеют только французы; для них любовь — почти религия.
После этого я невольно стал относиться к ней сдержаннее и бережливей.
О женщинах Франции она говорила:
— У них не всегда найдешь страстную нежность сердца, но они прекрасно заменяют ее веселой, тонко разработанной чувственностью, — любовь для них искусство.
Все это она говорила очень серьезно, поучающим тоном. Это были не совсем те знания, в которых я нуждался, но — все-таки это были знания, и я слушал ее с жадностью.
— Между русскими и француженками, вероятно, такая же разница, как между фруктами и фруктовыми конфектами, — сказала она однажды лунной ночью, сидя в беседке сада.
Сама она была конфектой. Ее страшно удивило, когда, в первые дни нашей супружеской жизни, я, — разумеется, вдохновенно, — изложил ей мои взгляды романтика на отношения мужчины и женщины.
— Это вы — серьезно? Вы действительно так думаете? — спросила она, лежа на руках у меня, в голубоватом свете луны.
Розовое тело ее казалось прозрачным, от него исходил хмельный, горьковатый запах миндаля. Ее тоненькие пальчики задумчиво играли гривой моих волос, она смотрела в лицо мне широко, тревожно раскрытыми глазами и улыбалась недоверчиво.
— А, Боже мой! — воскликнула она, спрыгнув на пол и стала задумчиво шагать по комнате из света в тень, сияя в луче луны атласом кожи, бесшумно касаясь пола босыми ногами. И, снова подойдя ко мне, гладя ладонями щеки мои, сказала тоном матери:
— Вам нужно было начать жизнь с девушкой, — да, да! А не со мною…
Когда же я взял ее на руки, она заплакала, тихонько говоря:
— Вы чувствуете, как я люблю вас, да? Мне никогда не удавалось испытать столько радости, сколько я испытываю с вами, — это правда, поверьте! Никогда я не любила так нежно и ласково, с таким легким сердцем. Мне удивительно хорошо с вами, но — все-таки, — я говорю: мы ошиблись, — я не то, что нужно вам, не то! Это я ошиблась.
Не понимая ее, я был испуган ее словами и торопливо погасил ее настроение радостью ласк. Но все-таки эти странные слова остались в памяти моей. А спустя несколько дней, она, в слезах восторга, снова тоскливо повторила эти слова:
— Ах, если б я была девушкой!

Заработав несколько рублей, мы приглашали знакомых и устраивали великолепные ужины, — ели мясо, пили водку и пиво, ели пирожное и вообще наслаждались. Моя парижанка, обладая прекрасным аппетитом, любила русскую кухню: «сычуг» — коровий желудок, начиненный гречневой кашей и гусиным салом, пироги с рыбьими жирами и соминой, картофельный суп с бараниной.

— Это — пустые люди! — говорил я о «жадненьких животиках».
— Как всякий, если его хорошенько встряхнуть, — отвечала она. — Гейне сказал: «Все мы ходим голыми под нашим платьем».
Цитат скептического тона она знала много. Но — мне казалось — не всегда она удачно и уместно пользовалась ими.
Ей очень нравилось «встряхивать» ближних мужского пола, и она делала это весьма легко. Неугомонно веселая, остроумная, гибкая, как змея, она, быстро зажигая вокруг себя шумное оживление, возбуждала эмоции не очень высокого качества.
Достаточно было человеку побеседовать с нею несколько минут, и у него краснели уши, потом они становились лиловыми, глаза, томно увлажняясь, смотрели на нее взглядом козла на капусту.
— Магнитная женщина! —
восхищался некий заместитель нотариуса, неудачник-дворянин, с бородавками Дмитрия Самозванца и животом объема церковной главы.
Белобрысый ярославский лицеист сочинял ей стихи, — всегда дактилем. Мне они казались отвратительными, она — хохотала над ними до слез.
— Зачем ты возбуждаешь их? — спрашивал я.
Это так же интересно, как удить окуней. Это называется — кокетство. Нет ни одной женщины, уважающей себя, которая не любила бы кокетничать.
Иногда она спрашивала, улыбаясь, заглядывая в глаза мне:
— Ревнуешь?
Нет, я не ревновал, но — все это немножко мешало мне жить, — я не любил пошлых людей. Я был веселым человеком и знал, что смех — прекраснейшее свойство людей. Я считал клоунов цирка, юмористов открытых сцен и комиков театра бездарными людьми, уверенно чувствуя, что сам я мог бы смешить лучше их. И не редко мне удавалось заставлять наших гостей смеяться до боли в боках.
Она была правдива в желаниях, мыслях и словах.
— Ты слишком много философствуешь, — поучала она меня. — Жизнь, в сущности, проста и груба; не нужно осложнять ее поисками какого-то особенного смысла в ней, нужно только научиться смягчать ее грубость. Больше этого — не достигнешь ничего.

В ее философии я чувствовал избыток гинекологии, и мне казалось, что Евангелием ей служит «Курс акушерства».

...наши отношения сложились очень хорошо, — мы не теряли интереса друг к другу, и не гасла страсть. Но на третий год совместной жизни я стал замечать в душе у меня что-то зловеще поскрипывает и — все звучнее, заметней. Я непрерывно, жадно учился, читал и — начал серьезно увлекаться литературной работой; мне все более мешали гости, — люди мало интересные, они количественно разрастались, ибо я и жена стали зарабатывать больше и могли чаще устраивать обеды и ужины.
Ей жизнь казалась чем-то вроде паноптикума, а так как на мужчинах не было предостерегающей надписи: «просят ручками не трогать», то — иногда — она подходила к ним слишком неосторожно, они оценивали ее любопытство чересчур выгодно для себя, и на этой почве возникали недоразумения, которые я принужден был разрешать. Я делал это порою недостаточно сдержанно и — вероятно — всегда очень неумело; человек, которому я натрепал уши, жаловался на меня:
— Ну, хорошо, сознаюсь, я виноват! Но — драть меня за уши, — да что я, — мальчишка, что ли? Я почти вдвое старше этого дикаря, а он меня — за уши треплет! Ну, ударил бы, все-таки это приличнее!
Очевидно — я не обладал искусством наказывать ближнего, в меру его самоуважения.

...между мною и женщиной назревала «семейная драма», но оба мы дружно сопротивлялись развитию ее. Я немного пофилософствовал потому, что мне захотелось упомянуть о забавных извилинах пути, которым я шел на поиски самого себя.
Моя женщина — по веселой природе своей — тоже была неспособна к драматической игре дома, — к игре, которой так любят увлекаться чрезмерно «психологические» русские люди обоего пола.
Но — унылые дактили белобрысого лицеиста все-таки действовали на нее, как осенний дождь. Круглым, красивым почерком он тщательно исписывал л истики почтовой бумаги и тайно совал их всюду — в книги, в шляпу, в сахарницу. Находя эти аккуратно сложенные листочки, я подавал их жене, говоря:
— Примите сию очередную попытку уязвить сердце ваше.
Вначале бумажные стрелы Купидона не действовали на нее, она читала мне длинные стихи, и мы единодушно хохотали, встречая памятные строки:
Днями, ночами — я с вами вдвоем,
Все отражается в сердце моем:
Ручки движенье, кивок головы,
Горлинкой нежной воркуете вы,
Ястребом — мысленно — вьюсь я над вами.
Но, однажды, прочитав такой доклад лицеиста, она задумчиво сказала:
— А мне его жалко!
Помню, — я пожалел не его, а она с этой минуты перестала читать дактили вслух.
Поэт, коренастый парень, старше меня года на четыре, был молчалив, очень пристрастен к спиртным напиткам и замечательно усидчив. Придя в праздник к обеду в два часа дня, он мог неподвижно и немо сидеть до двух часов ночи.

Жена, перестав кокетничать с лицеистом, начала относиться к нему с нежностью женщины, которая чувствует себя виновной в нарушении душевного равновесия мужчины. Я спросил, чем, по ее мнению, должна окончиться эта грустная история?
— Не знаю, — ответила она. — У меня нет определенного чувства к нему, но — мне хочется встряхнуть его. В нем заснуло что-то, и, кажется, я могла бы его разбудить.
Я знал, что она говорит правду, — ей всех и каждого хотелось разбудить, в этом она очень легко достигала успеха: разбудит ближнего — и в нем проснется скот. Я напоминал ей о Цирцее, но это не укрощало ее стремления «встряхивать» мужчин, и я видел, как вокруг меня постепенно разрастается стадо баранов, быков и свиней.
Знакомые великодушно рассказывали мне потрясающие мрачные легенды о семейном быте моем, а я был прямодушен, груб и предупреждал творцов легенд:
— Я буду бить вас.

Некоторые — лживо оправдывались, обижались — немногие и не очень. А женщина говорила мне:
— Поверь, грубостью ничего не достигнешь, только еще хуже станут говорить. Ведь ты — не ревнуешь?
Да, я был слишком молод и уверен в себе, для того, чтобы ревновать. Но — есть чувства, мысли и догадки, о которых говоришь только любимой женщине и не скажешь никому больше. Есть такой час общения с женщиной, когда становишься чужим самому себе и открываешь себя пред нею, как верующий пред Богом своим. Когда я представлял себе, что все это — очень и только мое — она в интимную минуту может рассказать кому-то другому, мне становилось тяжело, я чувствовал возможность чего-то очень похожего на предательство: может быть, это опасение и является корнем ревности?
Я чувствовал, что такая жизнь может вывихнуть меня с пути, которым я иду. Я уже начинал думать, что иного места в жизни, кроме литературы, — нет для меня. В этих условиях невозможно было работать.
От крупных скандалов меня удерживало то, что на ходу жизни я выучился относиться к людям терпимо, не теряя, однако, ни душевного интереса, ни уважения к ним.

В похвалу ей скажу: это была настоящая женщина!
Она умела жить тем, что есть, но каждый день для нее был кануном праздника, она всегда ждала, что завтра на земле расцветут новые, необыкновенные цветы, откуда-то придут необычно интересные люди, разыграются удивительные события.
Относясь к невзгодам жизни насмешливо, полупрезрительно, она отмахивалась от них, точно от комаров, и всегда в душе ее трепетала готовность радостно удивиться. Но это уже не наивные восхищения институтки, а здоровая радость человека, которому нравится пестрая суета жизни, трагикомически запутанные связи людей, поток маленьких событий, которые мелькают, как пылинки в луче солнца.
Не скажу, чтобы она любила ближних, — нет, но ей нравилось рассматривать их. Иногда она ускоряла или усложняла развитие будничных драм между супругами или влюбленными, искусно возбуждая ревность одних, способствуя сближению других, — эта небезопасная игра очень увлекала ее.
— «Любовь и голод правят миром», а философия — несчастие его, — говорила она. — Живут для любви, это самое главное дело жизни.

Среди наших знакомых был чиновник государственного банка: длинный, тощий, он ходил медленной и важной походкой журавля, тщательно одевался и, заботливо осматривая себя, щелчками сухих желтых пальцев сбивал никому, кроме его, не видимые пылинки со своего костюма. Оригинальная мысль, яркое слово — были враждебны ему, как-будто брезговали его языком, тяжелым и точным. Говорил он солидно, внушительно и, раньше, чем сказать что-либо — всегда неоспоримое, — расправлял холодными пальцами рыжеватые редкие усы.
— С течением времени наука химии приобретает все большее значение в промышленности, обрабатывающей сырье. О женщинах совершенно справедливо сказано, что они — капризны. Между женой и любовницей нет физиологической разницы, а только — юридическая.
Я серьезно спрашивал жену:
— В силах ли ты утверждать, что все нотариусы — крылаты?
Она отвечала виновато и печально:
— О, нет, у меня не хватает сил на это, — но — я утверждаю: смешно кормить слонов яйцами в смятку.
Наш друг, послушав минуты две такой диалог, проницательно заявлял:
— Мне кажется, что вы говорите все это совершенно несерьезно!
Однажды, больно ударив колено о ножку стола, он сморщился и сказал с полным убеждением:
— Плотность — неоспоримое свойство материи.
Бывало, проводив его, приятно возбужденная, горячая и легкая, жена говорила, полулежа на коленях у меня:
— Ты посмотри, как совершенно, как законченно он глуп.
— Глуп во всем, — даже походка, жесты, — все глупо. Он мне нравится, как нечто образцовое. Погладь мои щеки.
Она любила, когда я, едва касаясь пальцами кожи лица, разглаживал чуть заметные морщинки под милыми глазами ее. И, зажмурясь, поеживаясь, точно кошка, она мурлыкала:
— Как удивительно интересны люди. Даже, когда человек не интересен для всех, — он возбуждает меня. Мне хочется заглянуть в него, как в коробочку, — вдруг там хранится что-то никому не заметное, никогда не показанное, только я одна — и я первая — увижу это.
В ее поисках «никому не заметного» не было напряжения, она искала с удовольствием и любопытством ребенка, который впервые пришел в комнату, незнакомую ему. И, порою, она действительно зажигала в тусклых глазах безнадежно скучного человека острый блеск напряженной мысли, но — более часто вызывала упрямое желание обладать ею.
Она любила тело свое и, нагая, стоя перед зеркалом, восхищалась:
Как это славно сделано, — женщина! Как все в ней гармонично!
Она говорила:
Когда я хорошо одета, я чувствую себя более здоровой, сильной и умной!
Так и было: нарядная, она становилась веселее, остроумней, ее глаза сияли победоносно. Она умела красиво шить для себя платья из ситца, носила их, как шелк и бархат, и, одетая всегда очень просто, казалась мне одетой великолепно. Женщины восхищались ее нарядами, конечно, — не всегда искренно, но всегда очень громко, они завидовали ей, и, помню, одна из них печально сказала:
— Мое платье втрое дороже вашего и в десять раз хуже, — мне даже больно и обидно смотреть на вас.

Конечно, женщины не любили ее, разумеется, сочиняли сплетни о нас. Знакомая фельдшерица, очень красивая, но еще более — не умная, великодушно предупреждала меня:
— Эта женщина высосет из вас всю кровь!
Многому научился я около моей первой женщины. Но все-таки меня больно жгло отчаяние непримиримого различия между мною и ею.
Для меня жизнь была серьезной задачей, я слишком много видел, думал и жил в непрерывной тревоге. В душе моей нестройным хором кричали вопросы, чуждые духу этой славной женщины.
Однажды на базаре полицейский избил благообразного старика, одноглазого еврея, за то, что еврей, будто бы, украл у торговца пучок хрена. Я встретил старика на улице; вывалянный в пыли, он шел медленно, с какой-то картинной торжественностью, его большой черный глаз строго смотрел в пустознойное небо, а из разбитого рта по белой, длинной бороде тонкими струйками текла кровь, окрашивая серебро волос в яркий пурпур.
Тридцать лет тому назад было это, и я вот сейчас вижу перед собою этот взгляд, устремленный в небо с безмолвным упреком, вижу, как дрожат на лице старика серебряные иглы бровей. Не забываются оскорбления, нанесенные человеку и — да не забудутся!
Я пришел домой совершенно подавленный, искаженный тоской и злобой, такие впечатления вышвыривали меня из жизни, я становился чуждым человеком в ней, человеком, которому намеренно — для пытки его — показывают все грязное, глупое, страшное, что есть на земле, все, что может оскорбить душу. И вот в эти часы, в эти дни особенно ясно видел я, как далек от меня самый близкий мне человек.
Когда я рассказал ей об избитом еврее, она очень удивилась.
— И — поэтому ты сходишь с ума? О, какие у тебя плохие нервы!
Потом спросила:
— Ты говоришь — красивый старик? Но — как же красивый, если — он кривой?
Всякое страдание было враждебно ей, она не любила слушать рассказы о несчастиях, лирические стихи почти не трогали ее, сострадание редко вспыхивало в маленьком, веселом сердце. Ее любимыми поэтами были Беранже и Гейне, человек, который мучился — смеясь.
В ее отношении к жизни было нечто сродное вере ребенка в безграничную ловкость фокусника — все показанные фокусы интересны, — но самый интересный еще впереди. Его покажут следующий час, может быть, завтра, но — его покажут.
Я думаю, что и в минуту смерти своей она все еще надеялась увидать этот последний, совершенно непонятный, удивительно ловкий фокус.
kamenskaya_nika: (Default)
Если западный матриархат характеризуется сильным доминированием женщин на политическом и государственном уровне, то российский матриархат пока развивается больше в сторону сексуального рынка и сексуальной провокации. Россиянки поэтому уже во всем мире снискали себе скандальную славу продажных женщин.
kamenskaya_nika: (Default)
Если западный матриархат характеризуется сильным доминированием женщин на политическом и государственном уровне, то российский матриархат пока развивается больше в сторону сексуального рынка и сексуальной провокации. Россиянки поэтому уже во всем мире снискали себе скандальную славу продажных женщин.
kamenskaya_nika: (Default)
Если западный матриархат характеризуется сильным доминированием женщин на политическом и государственном уровне, то российский матриархат пока развивается больше в сторону сексуального рынка и сексуальной провокации. Россиянки поэтому уже во всем мире снискали себе скандальную славу продажных женщин.
kamenskaya_nika: (Default)
Если не забыла точные цифры.

На товары длительного пользования эластичность спроса по доходу > 1.5 < 3. То есть на каждый рубль туда-сюда траты на ту же мебель колеблются на полтора-три рубля.

Как ни странно, на предметы роскоши, покупка которых не является инвестицией, спрос колеблется по таким странным и сложно объяснимым кривым - может и упасть до нуля, а может и взлететь, и все это совершенно непредсказуемо.

Посмотрела дефиле высокой моды на следующий осенне-зимний сезон. Возвращается аристократическая мода на черные платья с белыми воротничками и манжетами. Так одевались в Европе 19 века беднеющие и уже обедневшие аристократки - темные платья, освеженные у лица белыми воротничками, часто из кружев, доставшихся от прабабушек... Да и небедные аристократки стремились не к роскоши, а к изысканной простоте, нужно было отстраиваться от наглых буржуинок, купающихся в роскоши. Потом, с появлением костюмов tailleur - белые блузки, юбки с высоким поясом, жакеты мужского покроя. И белые платья из батиста или маркизета на жару. Прекрасный, выверенный и экономный стиль порядочных женщин, которым было о чем подумать и позаботиться, кроме нарядов. В розовом платье было неприлично появиться даже на балу, если речь шла о хорошем обществе, а не о полусвете:)

...В "Дуэли" Чехова есть потрясающий обвинительный монолог против главной героини, где порядочная дама из местного общества обвиняет "даму широких взглядов": и в доме-то беспорядок, и своего гражданского мужа не кормит как надо, и нечистоплотна, и платья слишком пестры и экстравагантны, по ним сразу можно понять, что носит их женщина непорядочная.
kamenskaya_nika: (Default)
Если не забыла точные цифры.

На товары длительного пользования эластичность спроса по доходу > 1.5 < 3. То есть на каждый рубль туда-сюда траты на ту же мебель колеблются на полтора-три рубля.

Как ни странно, на предметы роскоши, покупка которых не является инвестицией, спрос колеблется по таким странным и сложно объяснимым кривым - может и упасть до нуля, а может и взлететь, и все это совершенно непредсказуемо.

Посмотрела дефиле высокой моды на следующий осенне-зимний сезон. Возвращается аристократическая мода на черные платья с белыми воротничками и манжетами. Так одевались в Европе 19 века беднеющие и уже обедневшие аристократки - темные платья, освеженные у лица белыми воротничками, часто из кружев, доставшихся от прабабушек... Да и небедные аристократки стремились не к роскоши, а к изысканной простоте, нужно было отстраиваться от наглых буржуинок, купающихся в роскоши. Потом, с появлением костюмов tailleur - белые блузки, юбки с высоким поясом, жакеты мужского покроя. И белые платья из батиста или маркизета на жару. Прекрасный, выверенный и экономный стиль порядочных женщин, которым было о чем подумать и позаботиться, кроме нарядов. В розовом платье было неприлично появиться даже на балу, если речь шла о хорошем обществе, а не о полусвете:)

...В "Дуэли" Чехова есть потрясающий обвинительный монолог против главной героини, где порядочная дама из местного общества обвиняет "даму широких взглядов": и в доме-то беспорядок, и своего гражданского мужа не кормит как надо, и нечистоплотна, и платья слишком пестры и экстравагантны, по ним сразу можно понять, что носит их женщина непорядочная.
kamenskaya_nika: (Default)
Моя подруга Маринка в детстве все время повторяла при случае: "Ну, ты ваще, сравнила жопу с пальцем!". "А что из них лучше, жопа или палец?" - спрашивала я. "Не что из них лучше, а что из них больше", - безапелляционно парировала Маринка. Это был у нас такой заученный диалог, который произносился всегда очень серьезным тоном. А потом мы хохотали.
И вот сейчас задумалась. Сейчас любят женщин попрекать недоебом, а если знают - что незамужем, это как пить дать, обязательно недоебанной обзовут. Но ведь недоеб лечится легко - хорошим сексом или даже умелой мастурбацией. Женщине важно чувствовать себя желанной и востребованной, чувствовать саму возможность выбора для себя - вот быть мне сейчас свободной или нет, провести вечер одной или не одной. Наличие самого секса при этом необязательно. Мужская проституция и стриптиз в этом контексте если и дают женщине что-то существенное - то это чувство доминирования, иллюзия собственной власти над мужчиной - "я могу покупать мужчин, как мужчины покупают женщин". Да, это реванш, да, это компенсация за многое и многое. Но это мужские игры и оставим их мужчинам. Пускай покупают себе женщин, мужчин, девушек, юношей, только детей не надо.
И естественно, женщине быть свободной и "недоебанной" НАМНОГО лучше, чем быть нелепо связанной ненужными безрадостными узами и быть заебанной когда-то любимым мужчиной по самое не могу. Уебанной. Уезженной. Утраханной. Выебанной тупо, механически и рутинно. Когда не хочешь уже ничего и никого.
Что может быть более позитивного и стимулирующего, чем свобода и веселый недоеб? Веселый, потому что ты знаешь, что заполучить мужчину в постель на раз и даже надолго - НЕ проблема, но тебе нужен Мужчина, а не мужчинка. Когда тебе снятся эротические сны с красивыми мужчинами и массой оргазмов... ведь это неважно, что мужчины не лежат живой тушкой из мяса и костей на твоем ложе, важно, что оргазмы твои - самые настоящие...
Да здравствует Недоеб!
kamenskaya_nika: (Default)
Моя подруга Маринка в детстве все время повторяла при случае: "Ну, ты ваще, сравнила жопу с пальцем!". "А что из них лучше, жопа или палец?" - спрашивала я. "Не что из них лучше, а что из них больше", - безапелляционно парировала Маринка. Это был у нас такой заученный диалог, который произносился всегда очень серьезным тоном. А потом мы хохотали.
И вот сейчас задумалась. Сейчас любят женщин попрекать недоебом, а если знают - что незамужем, это как пить дать, обязательно недоебанной обзовут. Но ведь недоеб лечится легко - хорошим сексом или даже умелой мастурбацией. Женщине важно чувствовать себя желанной и востребованной, чувствовать саму возможность выбора для себя - вот быть мне сейчас свободной или нет, провести вечер одной или не одной. Наличие самого секса при этом необязательно. Мужская проституция и стриптиз в этом контексте если и дают женщине что-то существенное - то это чувство доминирования, иллюзия собственной власти над мужчиной - "я могу покупать мужчин, как мужчины покупают женщин". Да, это реванш, да, это компенсация за многое и многое. Но это мужские игры и оставим их мужчинам. Пускай покупают себе женщин, мужчин, девушек, юношей, только детей не надо.
И естественно, женщине быть свободной и "недоебанной" НАМНОГО лучше, чем быть нелепо связанной ненужными безрадостными узами и быть заебанной когда-то любимым мужчиной по самое не могу. Уебанной. Уезженной. Утраханной. Выебанной тупо, механически и рутинно. Когда не хочешь уже ничего и никого.
Что может быть более позитивного и стимулирующего, чем свобода и веселый недоеб? Веселый, потому что ты знаешь, что заполучить мужчину в постель на раз и даже надолго - НЕ проблема, но тебе нужен Мужчина, а не мужчинка. Когда тебе снятся эротические сны с красивыми мужчинами и массой оргазмов... ведь это неважно, что мужчины не лежат живой тушкой из мяса и костей на твоем ложе, важно, что оргазмы твои - самые настоящие...
Да здравствует Недоеб!
kamenskaya_nika: (Default)
Они пахнут весной, немного гиацинтами, немного ирисами, набухшими тополиными почками, в их озоновом аромате чувствуются нотки розы и жасмина. Они потрясающе изысканные и стойкие. Мои духи.

- Это *******? - спросила меня редактриса, к которой я пришла за фрилансом. Я подтвердила. Это самый лучший аромат из всех возможных, авторитетно заявила она, надо мне купить их снова. И ... я получила чрезвычайно выгодный и простой для меня в исполнении заказ. Видуха у меня тогда была та еще - из-за проблем с ногой я пришла на первое собеседование разве не в калошах, с распухшим носом и слезящимися глазами, в старых джинсах и свитере. Любимый аромат позволил мне устроить на последний Новый Год первоклассный новогодний стол, за что ему спасибо.

- Какие у тебя обалденные духи! - воскликнула моя соседка. - Дай мне тоже попробовать. Я как раз только вышла из квартиры, надушившись по полной программе - дезодорант куда положено, парфюм за ушки и облако туалетной воды на все Свой аромат литрами покупаю - три больших хрустальных флакона дезодоранта, два (большой и маленький, носить с собой) флакона парфюма, пара больших флаконов туалетной воды. Сдуру дала ей надушиться и даже коробочку от духов дала. Дочь соседки унюхала новый запах на своей матери - мам, откуда такие духи, небось Оранта дала подушиться, я куплю себе такие же. Теперь у них у обеих по флакону моих любимых духов. Больше никому не скажу, чем душусь.

- Какой изумительный запах! - шумно втягивает носом сосед по дому, давно положивший на меня глаз, нюхая мой затылок в тесной лавчонке аджарца в подвальчике нашего дома, пока стою у прилавка и выбираю. - Что это за духи, умоляю, скажите! Щаз. Очень строго отвечаю, что он задает слишком интимный вопрос, и при таком интересе почему бы ему не спросить, какое на мне сейчас белье? Не скажу.

- Мам, давай я тебе куплю какой-нибудь парфюм, у меня сейчас деньги есть, что ты хочешь? Это дочь. У меня все есть. Гордо показываю ей свои запасы - в общей сложности около полулитра, и еще два непочатых флакона. - Ну ты даешь. Открывает флакон ( с нежностью) - Это пахнет тобой. Это запах моей мамы. Чудесный запах.

А какие это духи, какого производителя и под каким брендом - ну какое это имеет значение?

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789101112
13 141516 17 1819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 16th, 2017 11:42 pm
Powered by Dreamwidth Studios